Евпаторийская мужская гимназия в период I Мировой войны

Первая мировая война (1914-1918) – первый военный конфликт мирового масштаба, в который было вовлечено 38 из существовавших в то время 59 независимых государств, что составляло 2/3 населения земного шара. 1 августа 1914 года Германия объявила войну Российской империи. На следующий день указом Николая II Таврическая губерния была объявлена на военном положении. Немецкие крейсеры «Гёбен» и «Бреслау» под турецким флагом, позже и немецкий подводный флот вели у  берегов Крыма боевые действия. Некоторые санатории Крыма стали госпиталями для раненых. Это общеизвестные исторические факты.

Цель моего исследования – выяснить, как и чем жила Евпаторийская мужская гимназия в период  I Мировой войны, как участвовала в военных событиях.

Гимназия в период I Mировой войны. Мужская гимназия Евпатории накануне Первой мировой войны строила серьёзные планы развития, надеялась на постройку нового – большого и просторного — здания. Но их нарушили августовские события 1914 года. Этот  учебный год был 39 учебным годом со времени открытия прогимназии в 1876 году. В отчётном 1914 году в ней учились 399 гимназистов, работали 32 служащих.

21 августа попечитель Одесского учебного округа гофмейстер Двора Его Величества Владимир Смольянинов, вышестоящий руководитель гимназиями в Таврической губернии, обратился к педагогам своего региона с проникновенными словами: «История повторяется…Наступила новая отечественная война, новая борьба на смерть за достоинство России, за целостность родной земли, за наших жён и детей».

Такое обращение вызвало в евпаторийском обществе подъём. Преподаватели гимназии приняли решение делать ежемесячные финансовые отчисления для оказания помощи борцам за родину и направить их на нужды армии.

О первых победных итогах войны, о победе войск под Варшавой в краткой речи сообщил своим воспитанникам директор гимназии Алексей Кузьмич Самко. Это очень  воодушевило молодых людей. Они скандировали «Ура!», пели гимн. После урока состоялась величественная манифестация. Гимназия в полном составе во главе с гимназической ротой под стягом, при оркестре, с портретом государя императора двинулись к Свято-Николаевскому собору. С его паперти законоучитель протоиерей В. Бощановский произнёс прочувствованное слово. Дальше манифестация прошла к дому англо-французского консульского агента, приветствовавшего манифестантов патриотическими пожеланиями. Преподаватель Л. Галахов произнёс горячую речь. Так зафиксировано в «Отчёте о состоянии Евпаторийской гимназии за 1914-1915 учебный год».

С объявлением войны на действительную службу были призваны преподаватели Харлампий Соколов, Павел Колыбелин, Михаил Велембовский, Николай Соколовский, Михаил Горлов.

О первом уходящем на фронт педагоге «Евпаторийские новости» известили горожан 21 октября 1914 года: в гостинице «Бейлер» преподаватели Евпаторийской мужской гимназии во главе с директором А.К. Самко чествовали отправляющегося на фронт добровольцем Х. Х. Соколова. Эта же газета в №1047 от 16 июля 1915 года опубликовала трогательное письмо гимназического учителя «Евпаторийским гимназистам». «Мой любовный и, может быть, последний прощальный привет Вам, мои дорогие ученики! Заря новой и, верю, счастливой жизни, пусть обильно пролитой кровью, уже занялась и ярко вспыхнула. Спешите учиться, запасаться нужными познаниями: жизнь ведь не ждёт. Желаю Вам на разных поприщах быть хорошими и честными работниками нашей родной матери – России. Ваш преподаватель истории, прапорщик Харлампий Соколов. Июля 12 дня 1915 года».  По воспоминаниям выпускника мужской гимназии 1919 года эстонца Оттомара Лаамана, этот прощальный привет Х.Х. Соколова не был последним. Правда, на фронте он отравился газами, попал в плен, лечился и вернулся в гимназию.

На действительную службу из запаса также призвались писец Алексей Родионов, два рядовых служителя гимназии Яков Бондаренко и Ефим Судаков. А протоиерей Василий Бощановский указом Таврической духовной консистории от 11 августа 1915 года был назначен выполнять пасторские обязанности во вновь пришедшую в Евпаторию пешую 473 Екатеринославскую дружину.

18 октября 1914 года для поступления на военную службу добровольцами выехали ученики 7 класса Жаревский, Кошинский, Розенберг и Саенко, но по физическим недостаткам не были приняты. Через полгода после объявления войны, 24 января 1915 года, досрочно закончившие в первом семестре полный курс гимназии и получившие аттестат зрелости Э. Виденмейер, А. Видрих, Н. Левицкий и М. Триандофилиди выехали поступать на военную службу. Их также торжественно провожали педагогическая коллегия и гимназическая рота под командой ротмистра Н.Л. Арнольди, — сообщали «Евпаторийские Новости».

Можно продолжить список воспитанников Евпаторийской мужской гимназии, ушедших добровольцами на войну:

Тырков Вадим, 6 класс, август 1914

Кривец Илья, 8 класс, сентябрь 1914

Видрих Александр, 8 класс, январь 1915

Вартанов Геворг, 8 класс, январь 1915

Розенберг Степан, 7 класс, август 1915

Давидов Алексей, 5 класс, сентябрь 1915

Кошинский Пётр, 7 класс, сентябрь 1915

Жаревский Иван, 7 класс, сентябрь 1915

Момот Павел, 7 класс, сентябрь 1915

Бощановский Иван, 7 класс, сентябрь 1915 года. Его отец протоиерей В. Бощановский уже во второй половине 1916 года ездил в действующую армию за телом убитого сына-офицера.

Самко Борис, 8 класс, январь 1916

Власик Михаил, 8 класс, январь 1916

Попов Виктор, 8 класс, январь 1916

Завалевский Пётр, 8 класс, январь 1916

Соколов Владимир, 8 класс, январь 1916

Бояджиев Валентин, 8 класс, январь 1916

Корецкий Борис, 6 класс, январь 1916.

Эти молодые люди России добровольцами шли в войска защищать ВЕРУ, ЦАРЯ и ОТЕЧЕСТВО.

Так что 1914-1915 учебный год был временем перестройки учебного процесса на военные рельсы. В отчёте мужской гимназии за этот год отмечается увеличение выбытия гимназистов по 2 причинам: 1) из-за бомбардировки черноморского побережья и выезда семей в более безопасные места, 2) выбытие гимназистов, которые хотели участвовать в войне.

А морское побережье Евпатории действительно подвергалось обстрелам с вражеских крейсеров, поскольку военные действия велись как на суше, так и на морях. В самом начале I Мировой войны Германия  передала своему союзнику Турции 2 судна, один из которых – крейсер «Бреслау».

24 апреля 1916 года в предрассветном тумане, стараясь быть незамеченным береговой артиллерией и военными кораблями, к Евпатории пробрался крейсер «Бреслау». Вражеское судно выпустило по нашему городу 50 снарядов. От произведённых выстрелов пострадали портовые сооружения, причалы и пристани Старого города.

Наш краеведческий музей обладает уникальным документом об этом событии, датированным 25 апреля 1916 года. Это письмо жительницы, проживавшей с семьёй в Евпатории в гостинице «Бейлер», брату в действующую армию. Она сообщает, что в ночь с 24 на 25 апреля семья проснулась от звуков артиллерийских залпов: «началась бомбардировка Евпатории …На бульваре масса публики, все взволнованные … Никогда не ожидали …».

Как известно, война – это раненые, поэтому требовались помещения для военно-санитарных целей, для лазаретов. Здание мужской гимназии летом 1916 года предполагалось отвести под лазарет для раненых воинов. Но, что важно, с 1 января 1915 года её воспитанники уже содержали 1 койку в лазарете комитета борцов за родину, на что ежемесячно вносили по 60 рублей.

Вот ещё одна проблема, проблема беженцев из оккупированных врагом территорий.

В августе  перед началом нового учебного 1915/1916 года директор мужской гимназии получил приказ.

1) Всех учащихся-беженцев, без различия вероисповедания, всех эвакуированных средних учебных заведений, правительственных и частных, принимать сверх комплектов в состав классов,

2) открывать для них параллельные классы,

3) занятия организовать утром и вечером. То есть в две смены, чего никогда не было.

Документ Министерства народного просвещения, наконец, потребовал от руководителей учебного заведения «немедленно озаботиться устройством военно-спортивных комитетов». В двух старших классах немедленно ввели преподавание военного строя по 3 часа в неделю вместо спортивной гимнастики. Даже по воскресениям привлекали учащихся выпускных классов на двухчасовые занятия военным строем. Учебные стрельбы гимназистов под руководством ротмистра Арнольди в июне 1915 года «дробинками из трёхлинейных учебных винтовок драгунского образца» проводились 1 раз в неделю для 5, 6, и 7 классов. Стрельбы проходили на расстоянии 10 шагов в мишени установленного образца. Потом была ещё и «состязательная стрельба на призы».

При обучении учащихся военному строю и ружейным приёмам предписывалось пользоваться деревянными ружьями, а с устройством военной винтовки – по чертежам офицерской стрелковой школы. Осенью 1916 года установили занятия по допризывной подготовке для учеников 8, а также 7 классов гимназии. Уже два года юноши-гимназисты получали в учебном заведении серьёзную военно-физическую подготовку, то есть почти военное образование.

Конечно, война накладывала отпечаток на все стороны школьной жизни. Сразу в 1914 году пришлось соединять преподавание однородных предметов: например,  закона Божия и философской пропедевтики, географии и природоведения, математики с физикой и космографией, чистописания и русского языка, потому что не хватало учителей. Экзамены заменили другой формой контроля знаний гимназистов.

К лету 1915 года обнажилась новая проблема. В связи с призывом на военную службу мужчин, главного работоспособного населения российских деревень, полевые работы и уборка урожая остались без рабочих рук. Из архивных источников видно, что в 1916 году в сельскохозяйственных работах участвовали гимназисты Евпаторийской гимназии: косили сено, свозили и складывали на горище.

К октябрю-ноябрю 1917 года экономическое положение в городе заметно ухудшилось. Керосин и сахар продавался уже по талонам. Городские власти обсуждали, не воспретить ли немедленно выпечку для продажи сдобных булок и куличей. А самая острая нужда школы в октябре 1917 года – это кредит на покупку топлива, хотя бы на сумму 10 тысяч рублей, но свободных денег у гимназии не было. Здание мужской гимназии обогревали 54 печи, и на зиму нужно было 6 вагонов дров и 800 пудов антрацита. Однако ни дрова, ни уголь без кредита невозможно было приобрести. Член городской управы С.Д.Джигит финансовое положение города оценил как критическое. Предлагалось получить заём у Бессарабско-Таврического земельного банка в 1,5 млн. рублей под залог здания театра. В тяжёлые дни 1918 года, чтобы как-то выжить, под залог здания мужской гимназии и участка её дворовой земли городская власть также пыталась получить ссуду. С публичных торгов по решению коллегиального заседания Управы в декабре 1918 года было решено продать три лошади из городского обоза.

Нельзя не видеть, что общая беда объединяла общество, сплачивала горожан, давала чувство локтя. Уже через месяц после начала войны, директор А. Самко объявил о необходимости всенародной помощи борцам за родину и о предстоящем купеческом бале. 28 сентября обе гимназии прошли крестным ходом по городу на Бульвар. Кружечным сбором собрали в этот день 3430 рублей 55 копеек. 29 января состоялся патриотический вечер двух гимназий в городском театре, на котором собрали в пользу Комитета помощи борцам за Родину 914 рублей 55 копеек. Взносы учеников на содержание  Епархиального Таврического лазарета на первое сентября составили 200 рублей 93 копейки. Комиссия в составе директора – во главе, законоучителя, городского головы, других почётных лиц города, созданная  для сбора пожертвований, посетив состоятельных граждан, собрала деньги  семьям, которые остались без кормильцев.

Не забывали и о самих воинах, находящихся на театре военных действий. Готовясь к Пасхе, руководство свыше давало задания, например, нарисовать Пасхальные открытки на тему «Подарок от школы нашим воинам». 300 открыток по цене 5 копеек были распространены в обеих евпаторийских гимназиях. Деньги переправили казначею комитета помощи борцам за Родину. Организовывались подарки к Святой Пасхе. Война затянулась, ресурсы исчерпывались. Но и на Пасху следующего  года всё равно поздравляли и готовили подарки «доблестным воинам, коим вторично приходилось встречать и проводить этот праздник на передовых позициях», так писали евпаторийские гимназисты.

До 1 февраля 1915 года Евпаторийская мужская гимназия уже отправила в Действующую армию: ящик сахара, чай, табак, ложки, карандаши, бумагу, ткань на портянки, кисеты, а в Одессу книги для чтения раненым. В ответ от офицеров и солдат были получены трогательные благодарственные письма, а директору даже пришла телеграмма.

С азартом публично собирали пожертвования от горожан, от продажи разного рода предметов: цветов, жетонов и т.д. В здании гимназии были вывешены три кружки для сбора пожертвований.

Таков был патриотический настрой в гимназии и в целом в евпаторийском обществе. Общая беда, безусловно, объединяла, давала ощущение близкой победы.

Несмотря на военное время, Евпаторийская мужская гимназия расширялась. В роковой  1917-1918 учебный год в Евпаторийской мужской гимназии имелось 8 основных классов, в том числе 6 параллелей и 1 приготовительный класс. Количество учащихся дошло до полутысячи. Состав служащих был такой: 1 – директор, 1 – исполняющий обязанности инспектора, 1 – законоучитель; учителей — 16, врач, письмоводитель, 2 помощника классных наставников (в том числе 1 сверхштатный). Вольнонаёмных: 2 учителя гимнастики, 1 — пения, 1 — музыки, 2 писца канцелярии, 5 служащих, 1 дворник, 1 ночной сторож. Все они по-своему косвенные участники I Мировой войны. Этот период «для Евпаторийской мужской гимназии было временем народного порыва к дружной работе на пользу Отечества, повышения интенсивности в деятельности гимназии и укрепления государственного сознания гимназистов глубокими патриотическими переживаниями», — подводил итог своего отчёта В. Н. Тациевский.

Подводя итог, мы можем сказать, что Евпаторийская мужская  гимназия жила трудной и кропотливой работой в учении, помощи войнам и их семьям. Многие гимназисты, преподаватели и служащие уходили на фронт, защищая ВЕРУ, ЦАРЯ И ОТЕЧЕСТВО.

Источники

  1. Никифорова Л. Л. «Это у моря над ветром тугим жужжала наша гимназия» – Вестник Крымских чтений И. Л. Сельвинского: Илья Сельвинский и этническое многообразие поэзии XX-XXI веков: Вып. 13-14: сб. науч. ст. / гл. ред. С. О. Курьянов, сост. Л. И. Дайнеко. – Белгород: КОНСТАНТА; Симферополь, 2017. – 328 с. С. 5-25.
  2. Никифорова Л. Л. Евпаторийская казённая мужская гимназия в преддверии Октябрьской революции /XX Таврические научные чтения: сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции «Великое противостояние. К 100-летию окончания Гражданской войны» (2-5 июня 2020 г., Симферополь) /гл. ред. Е. Б. Вишневская. – Симферополь: ИТ «АРИАЛ», 2020. – 280 с. С.130-154.
  3. Никифорова Л. Л. История мужской и женской гимназий (на правах рукописи)
  4. Тациевский В. Н. Отчёт о состоянии Евпаторийской гимназии за 1914-1915 учебный год – Евпатория: Типографии И. Ф. Райхельсона, 1916. – 139 с.
  5. Laamann Ottomar. Mälestused Krimmist/пер. М. Р. Никольской. – Toronto:Estoprint, 1981, 173 lk. С. 65

© 2016-2020 МБОУ "Гимназия им. И. Сельвинского" г.Евпатория